Главная Поиск Анкет Встречи и Вечеринки Секс-шоп

Многие считают свинг, как и групповой секс вообще, сексуальной перверсией, или девиацией. Между тем классический свинг или групповушка не содержит никаких элементов, которые можно отнести к отклонениям от обычного сексуального контакта, не считая, конечно, обмен партнерами. Разумеется, в процессе соития могут практиковаться любые известные вариант извращений, но они должны рассматриваться отдельно, вне контекста свингерства.

Как известно, паталогия от нормы отличается в основном количественно, а не качественно. Скажем, такая распространенная перверсия, как фетиш. Прикопавшись, в любом мужчине можно отыскать черты фетишиста: кому-то нравятся чулки, кому-то светлый цвет волос или смуглая кожа. Однако никто не говорит о паталогии, пока данные предпочтения не перетекают в болезненную, устойчивую форму. Сексологи в таких случаях говорят о фиксировании. Если мужчина предпочитает заниматься сексом с женщнами в туфлях - это не говорит ни о паталогии, ни о норме. Если сексуальное возбуждение наступает от вида туфлей, когда партнерша по сути и не важна - это фетишизм, но опять-таки ничего не известно о том, переходит ли он грань паталогии. А вот если без туфлей возбуждение вообще не наступает, или же для разрядки необходимы только туфли, а партнерша лишь мешает - это уже ненормально. Как и то, если для добычи предмета фетиша человек пускается на антиобщественные поступки - например, крадет туфли в магазине или на пляже.

Современные сексологи делят девиации на две группы: по направленности (например, педофилия, некрофилия, зоофилия) и по способу осуществления полового акта (например, садомазохизм, вуайеризм, мастурбация). Нередко перверсия является смешанной, объединяя элементы этих групп (например, педофилия с элементами садизма). Групповой секс и свинг формально не значатся в списке отклонений от нормы, но мы-то с вами уже знаем, что все зависит от количественной составляющей! Еще раз поясним эту мысль: если у мужчины хорошая потенция, если он любит заниматься сексом с женщинами - это нормально и даже замечательно, но до тех пор, пока он не выбегает со спущенными штанами на улицу и не бросается на каждую встречную в надежде пристроить свой болт.

Как же отличить допустимое от паталогического? Первое, что сделают сексологи или психиатры - это постараются получить ответы на следующие вопросы:

1. Является ли данная склонность устойчивой (более шести месяцев)?
2. Мешает ли она работе, семейной жизни, взаимоотношениям с другими людьми?
3. Есть ли признаки того, что данное влечение развивается, прогрессирует?
4. Причиняет ли она страдания - например, от невозможности реализации?
5. Являются ли фантазии на эту тему единственным источником сексуального возбуждения?
6. Как много стараний готов приложить пациент, чтобы его страсть воплотилась?

В процессе ответов устанавливается направленность полового влечения, степень фиксации на нем, в обязательном порядке определяется, является ли это устойчивой тенденцией или разовой фантазией. Особое внимание обращается на то, как будет вести себя пациент в случае невозможности реализовать свое вожделение. Первостепенной задачей будет отличить истинную перверсию, являющуюся психическим заболеванием, от псевдоперверсии, являющейся этологическим расстройством, и от сексуальной девиации, не несущей признаков психиатрической патологии. Так, эротомания или нимфомания может быть перенесена из разряда девиаций в категорию патологий только при условии, что она мешает нормальной общественной жизни, причиняет страдания, является мотивом асоциальных действий.

Вернемся к нашим баранам. Нетрудно заметить, что приверженцы традиционного секса на все приведенные выше вопросы ответили бы утвердительно. В том числе и на второй - если партнером является чужая жена или чужой муж. Значит ли это, что сексуальные отношения изначально несут в себе некоторый элемент патологии? Как ни неожиданно будет звучать ответ, но да. Вспомните хотя бы, сколько трагедий и преступлений знает история, причиной которых было половой влечение! Признание этого факта для некоторых сексологов дало основание утверждать, что перверсий как таковых вообще не существует. И даже больше: отклонением от нормы является отсутствие любых девиаций в сексуальном поведении.

Оставаясь на точке зрения классической психологии, позволю себе рассмотреть с этих позиций явление свинга. В тех случаях, когда это происходит по обоюдному желанию (не путать с навязанным "желанием"!), не разрушает семью, не приводит в упадок обычные сексуальные отношения - то почему бы и нет? К сожалению, устойчивых пар, где в полной мере выполняются все эти условия, очень и очень мало. В подавляющем большинстве пары приходят в свинг из-за недостатка чего-либо в обыденной жизни, пытаясь таким образом внести разнообразие и свежую струю новых ощущений. Совершенно ясно, что утверждения свингеров, будто им всего хватает и в семейной жизни - не более, чем попытка выдать желаемое за действительное. Если бы всего хватало - не было бы долгих мучительных уговоров "попробовать", настойчивых стремлений, чтобы партнер разделил это увлечение, сомнений насчет ревности... И в самом деле: если все хорошо - то зачем рисковать, откусывая кусок, который можно и не переварить?

Психологи утверждают, что косвенным признаком перверсии в числе прочих является соотношение "затраты/результат" (вспомните вопрос номер шесть). Переведем это на более понятный язык рисков: чем больше человек ставит на карту ради удовлетворения своих сексуальных "хотелок" - тем ближе он к порогу, отделяющему норму от паталогии. В свинге таким риском является развал пары. Здесь надо делать различие: одно дело, если семья и без того уже давно и прочно дышит на ладан - тут трудно что-либо кардинально испортить, можно лишь ускорить или замедлить процесс расставания. И совсем другое дело, когда путь в свинг прокладывают ради любопытства, не задумываясь о том, как потом будут с этим жить. В этом случае допустимо рисковать семейными отношениями, если нет детей. При наличии таковых вряд ли разумно идти на такие большие риски ради разнообразия сексуальной жизни. Не разумно при условии, что склонность к свингу не приняла маниакально-патологический характер.

Можно ли "излечиться" от перверсии? Понятно, что под лечением подразумевается не клиническая терапия, а самостоятельный отказ от фантазии или замещение ее какой-то другой. Сексологи склоняются к мысли, что, загоняя фантазию вглубь, не давая ей реализоваться, человек подстегивает себя к неврозу. Иногда полезнее отведать запретный плод, чем всю жизнь тяготиться его недоступностью. Это в полной мере относится и к свингу. Как вы думаете: если один из супругов тяготеет к групповому сексу, а другой против - то к чему приведет политика запрета? С большой долей вероятности - к реализации фантазии, но с другим партнером, тайно или явно (уже после развода). Получается, что крах наступает именно из-за попыток не допустить развала? Невероятно, но факт; "вскрытие показало, что пациент умер от вскрытия".

Подведем итоги. Является ли свинг нормой или патологией - зависит от количественной составляющей, само по себе свингерство не более перверсивно, чем обычный секс. Но и не менее! Далее: с тех времен, когда при знакомстве с женщиной как проявление любви или симпатии мужчина будет рассказывать, кому он ее отдаст в рамках обмена партнерами - с тех пор свинг перестанет считаться отклонением. Можно сколько угодно кивать за закостенелость общественной морали, но если весь взвод идет не в ногу, и лишь один солдат в ногу - значит, что-то перепутано в системе оценок. Практиковать свинг или нет - сугубо личное дело каждой пары; в целом можно рекомендовать такой подход: если можете воздержаться - сделайте это, в противном случае лучше попробовать. Как и в любом другом деле, важно понимать последствия и прикидывать возможное развитие ситуации. К примеру, что вы станете делать, если вдруг охладеете к свингу, а вот партнер, напротив, увлечется? Вряд ли в этой ситуации выход находится там же, где и вход.
Willie (мужчина, Москва)
Настоящие Истории Свингеров