Главная Поиск Анкет Встречи и Вечеринки Секс-шоп

Пока политики и социологи ломают копья в поисках в поисках русской – или, если хотите, российской – национальной идеи, мы эту идею воплощаем в очередной раз: встречаем Старый новый год. Ни в одной стране мира, ни у какого народа нет больше столь бессмысленного, ни к чему не обязывающего и, в то же время, веселого праздника, как этот. Бессмысленного настолько, что, казалось бы, его можно даже не отмечать, но кто по доброй воле откажется от лишнего повода выпить, закусить, загадать желание и, выйдя из-за стола, тут же его исполнить? Ха, нашли дурака! Так что спасибо вам, Юлий и Георгий, за ваши календари. И дедушка Ленин, тебе тоже спасибо – за приведение российского календаря в соответствие с европейским. И тебе, Надежда Константиновна, поклон до самой мать-сырой земли – за терпение и понимание.

Историкам не известно, как занимался любовью вождь мирового пролетариата, мы не знаем, любил ли он жену только с глазу на глаз или время от времени приглашал на супружеское ложе красавицу Арманд, но то, что обе эти дамочки выступали за свободную любовь – свободную от предрассудков, обязательств и прочей тряхомудии, несомненно. Коммунистическое движение России конца позапрошлого века с самого своего возникновения активно сотрудничало с движением не менее революционным – феминистическим, причем именно с истинным феминизмом, а не с дамочками, называвшими себя продвинутыми феминистками, а на деле являвшимися самыми обыкновенными мужененавистницами. Оно и неудивительно: коммунисты ставили своей целью освобождение человека, в том числе и женщины, а положение женщины того времени было поистине ужасным. Сестры наши меньшие не имели права ни на что – даже на собственных детей. Такая ситуация не могла устраивать марксистов. И самих баб. Не всех, разумеется, а наиболее продвинутых. Для марксистов была нетерпимой ситуация, когда женщина в обществе самостоятельно не выживала и ей оставался один путь – замужество, пусть и с нелюбимым. Иначе как «узаконенной проституцией» комуняки эту ситуацию не называли. Резко? Жестко? Может быть. Тем не менее, в данной фразе большая доля правды. И что они предложили взамен? – проституцию без законов и правил. Вот что по этому поводу писал Энгельс: «То, что мы можем теперь предположить о формах отношений между полами после предстоящего уничтожения капиталистического производства, носит по преимуществу негативный характер, ограничивается в большинстве случаев тем, что будет устранено. Но что придет на смену? Это определится, когда вырастет новое поколение: поколение мужчин, которым никогда в жизни не придется покупать женщину за деньги или за другие социальные средства власти, и поколение женщин, которым никогда не придется ни отдаваться мужчине из каких-либо других побуждений, кроме подлинной любви, ни отказываться от близости с любимым мужчиной из боязни экономических последствий. Когда эти люди появятся, они отбросят ко всем чертям то, что согласно нынешним представлениям им полагается делать; они будут знать сами, как им поступать, и сами выработают соответственно этому свое общественное мнение о поступках каждого в отдельности».

Едва придя к власти, большевики издали декрет, напечатанный в «Известиях Совета народных комиссаров», согласно которому все девицы и женщины в возрасте от 16 до 25 лет подлежали «социализации», причем желающим воспользоваться этим декретом надлежало обращаться в подлежащие революционные учреждения. Инициатором этого закона был комиссар по внутренним делам Бронштейн. Он же выдавал и мандаты на эту «социализацию», то есть разрешения оттрахать любую бабу или девицу независимо от согласия на то последней. Мандаты выдавались как рядовым красноармейцам, так и их начальникам. Но есть в этом деле одно забытое историками обстоятельство: предъявителю мандата было разрешено социализировать не более десяти девиц. Вполне разумное ограничение: каким нужно быть половым гигантом, чтобы оприходовать зараз столько баб! О женском оргазме, кстати, в те времена никто не помышлял – самого такого термина не существовало. Даже медики и ученые того времени полагали, что женского оргазма не существует в природе.

Некоторые историки полагают, что именно за оргазмом женщины и отправились в революцию. А чем еще объяснить тот факт, что после 1917 года большинство из них, предав идеи свободы, равенства и братства, принялись неистово совокупляться с кем ни попадя? О да, теперь общественная мораль была на их стороне. Впрочем, ничего нового они не изобрели. Еще Геродот рассказывал об африканском племени гин-данов: «Их женщины носят на лодыжках кожаные кольца. Каждый раз, когда с ней соединяется новый мужчина, она добавляет очередное кольцо. Та, которая имеет наибольшее их число, считается лучшей, поскольку ее любили многие мужчины». И ничего дурного в этом не было. И сегодня, пылкий влюбленный, в порыве страсти целующий свою избранницу, задается вопросом, девственна ли та, не мешало бы ему напомнить и о любвеобильных африканках, и о пламенных революционерках. Какое тебе дело? – получай удовольствие, не забывай об удовольствии девушки и выбрось из головы все остальное. Чем не национальная идея? Тем более, что Год семьи уж две недели как прошел. Или, чтобы до всех все дошло окончательно, нужно объявить нынешний год годом свинга? Итак, кто за?

Библиотека F4

Осталось ждать

Свинг-Дуэль